МЕНЮ
Запись на пробное занятие
Оставьте ваши контактные данные и мы свяжемся с вами
Запись на пробное занятие
Оставьте ваши контактные данные и мы свяжемся с вами

Интервью с директором Детской Академии Танца «Фиеста» Марией Михайловной Дудик

бальные танцы дети

Мария Михайловна, директор Детской Академии Танца «Фиеста», танцевала 15 лет, преподавала — 20. Сегодня уже более 20 лет управляет школой с филиалами по всей Беларуси. Поговорили с Марией Михайловной, как за 30 лет изменились бальные танцы и подход к преподаванию, почему важно давать детям свободу и делегировать обязанности и что нового ждёт нас в «Фиесте» в ближайшем будущем.

— Мария Михайловна, без преувеличения можно сказать, что вы всю жизнь в бальных танцах. Согласны?

Да, но я бы перефразировала: «не жизнь в бальных танцах», а «бальные танцы и есть моя жизнь». С 5 лет уже 39-й танцевальный сезон я этим живу, себя без танцев не помню и не представляю. Когда я начинала, в профессиональных кругах шутили: не бальные танцы, а бОльные. Ими действительно болеешь, и диагноз этот пожизненный. Ближе к 30 годам у меня было несколько попыток кардинально поменять деятельность, но любовь к танцам пересилила.

— А когда вы заболели танцами? С чего всё началось?

Меня привели в бальные танцы, когда мне было 5 лет. Можно сказать, я была единственным и любимым чадом у пяти взрослых, включая бабушек, дедушек, тётю. Но от безграничной любви страдала моя фигура: я была добротным, откормленным бабушкиными пирожками и котлетами рёбенком. Поэтому меня отдали в танцы, чтобы девочка красивой была, привела в порядок фигуру, да и в принципе танцы полезны для общего развития.
мария дудик
В моё время не было понятия «не могу». Нужно 1000 раз присесть, приседаешь.
— Что с тех пор поменялось в бальных танцах?

Если учесть, что я начинала в 83-м году, в бальных танцах изменилось всё. Во-первых, раньше было три программы: европейская, латиноамериканская и советская. Сейчас осталось только две: латина и стандарт. По сути это всё те же 10 танцев, те же фигуры и шаги, но техника и физические возможности спортсменов выросли колоссально. Во взрослом возрасте я танцевала проще, чем сейчас танцуют дети в «Фиесте».

— Почему, на ваш взгляд, так вырос уровень спортсменов? Раньше танцевали хуже?

Конечно, нет. Дело в том, что 30 лет назад возможности человеческого тела не были так хорошо изучены. Сегодня наука, в частности биомеханика (прим. наука, которая изучает движение живых существ), шагнула далеко вперёд. Мы знаем больше о нашем теле, работе мышц, опорно-двигательном аппарате и можем применить эти знания в танце. Научный прогресс прослеживается в любом виде спорта: сегодня достижения 40-летней давности уже не являются спортивными рекордами.

Но вот в чём парадокс: раньше спорт был проще, но требовательнее. Однозначно, что изменилось, отношение к детям. В моё время не было понятия «не могу». Нужно 1000 раз присесть, приседаешь. Никто не спрашивал, как ты себя чувствуешь и в хвалёном ресурсе ли ты. Это был более суровый спорт.
мария дудик
— Сегодня в танцевальных кругах гуляет миф, что «бальные танцы — непозволительная роскошь». В ваше время существовал похожий стереотип о бальных танцах?

В 90-е была другая беда: костюмов для бальных танцев просто не было, как и изобилия одежды в принципе. Если у тебя было платье и две майки, ты уже хорошо одет. Моё первое танцевальное платье сшили из папиной рубашки. Первые туфли появились в лет 13. Это были мыльницы — такие резные резиновые туфли на каблучке-рюмочке. Обыкновенные босоножки могли перекочевать в гардероб танцора только по наследству. Пошив в ателье, работа портнихи и ткань — по талонам, которые ещё нужно было достать. Купить готовое платье, выбрать желаемый фасон — тоже казалось чем-то из разряда фантастики. Но костюмы, смётанные дома на коленке, не мешали добиваться результатов в спорте.

Читайте: «Бальные танцы — дорого: миф или реальность»
…он наглядно иллюстрирует суть танцевального спорта: вся жизнь подчинена бальным танцам, а расписание всей семьи вертится вокруг тренировок, соревнований и сборов.
— Чем больше всего запомнился период, когда вы сами были учеником, а не тренером и директором?

Одно из ярких воспоминаний — поездка на недельные соревнования в Чехословакию (прим. сейчас Словакия). Уже тогда это была страна с другим уровнем жизни: неделю я жила в отдельной комнате, с телевизором. Мы гуляли по старинным европейским улочкам, ели мороженое пингвин. Это был такой сильный контраст с моей советской жизнью, что ах!

Но счастливые воспоминания от поездки затмил всего один час на вокзале по приезде в Минск. После соревнований в Чехословакии у меня были 4-недельные сборы в Краснодарском крае. Накануне выяснилось, что между поездками у нас не сутки, а один час. Помню, приезжаем в Минск: мама второпях пытается меня переодеть, бабушка — накормить котлетами с картошкой, тётя — перепаковать сумку с одеждой. А мне хочется поделиться эмоциями о поездке, но на это нет времени. Поэтому я молча стою и терпеливо выношу все манипуляции мамы, бабушки и тёти. Почему-то этот час на вокзале между двуспальным европейским купе и душным плацкартом отчётливо врезался в память. Наверное, потому что он наглядно иллюстрирует суть танцевального спорта: вся жизнь подчинена бальным танцам, а расписание всей семьи вертится вокруг тренировок, соревнований и сборов.
танцы фиеста минск
— Звучит так, будто у вас не было детства, а только танцы. Не хотелось бросить и проводить свободное время во дворе с друзьями?

Игры во дворе были и у меня, только в июле, во время танцевальных каникул. Да, вся жизнь проходила в танцах, но это была очень насыщенная жизнь с друзьями, поездками и настоящим общением в отличие от современных детей, которые много времени проводят в виртуальном мире. Танцы дали мне гораздо больше: друзей со всего мира и возможность путешествовать по разным странам в советском союзе, где о поездках за границу можно было только мечтать. Я бесконечно благодарна за это бальным танцам.

И да, пришлось быстро повзрослеть, ведь на сборы и соревнования мы ездили только с тренером, без родителей. Тот факт, что ребёнок ещё маленький и ему нужна помощь, нельзя было выдать за основание для пересечения границы. Но на мой взгляд, в этом тоже элемент воспитания, шанс для ребёнка стать самостоятельным: на сборах без родителей он сам учится отвечать за свою ежедневную жизнь, например, заправлять кровать, есть и следить за собой.

— А у учеников «Фиесты» есть возможность путешествовать?

Мы много ездили до пандемии: турниры, сборы, спортивные лагеря. С учениками «Фиесты» мы посетили Россию, Украину, Польшу, Литву, Латвию, Германию, Чехию, Венгрию, Италию и Албанию. Но в нынешних реалиях сложно строить планы в долгосрочной перспективе. И это моя большая боль: мне бы очень хотелось дать ученикам возможность путешествовать, посмотреть мир. Надеюсь, что скоро ситуация с поездками наладится, и мы встретимся с учениками «Фиесты» на море.

Кроме того, для танцора путешествия — огромный рост. В каждой стране свои танцевальные традиции, приоритеты в технике. На сборах танцор впитывает особенности другой танцевальной культуры и тем самым растёт профессионально.
— В других интервью вы рассказывали, что рано начали преподавать. Сколько вам было, когда вы сменили роль ученика на роль тренера?

Я начала преподавать в 14 лет. В 15 уже проводила родительские собрания. Интересно, как меня воспринимали родители, когда 15-летняя девчонка с серьёзным видом вещала им политику танцевальной партии?

— Как получилось, что вы начали тренировать в таком раннем возрасте?

В 13 лет я выросла. 174 см — мой рост сегодня и тогда, в 13 лет. За одно лето все ровесники стали ниже меня, и мне пришлось встать в пару с танцором на 3 года старше. Новый партнёр уже преподавал, был руководителем бесплатного кружка для детей в школе. Так как бальные танцы — парный вид спорта, я посещала с партнёром не только общие тренировки, но и его работу. Постепенно начала помогать, участвовала в занятиях. Через пару месяцев партнёру стало не интересно заниматься с детьми, а я осталась тренировать в бесплатном кружке.
Раньше авторитет тренера
был сильнее.
— Чем преподавание тогда отличалось от преподавания сейчас?

Требованиями. К сожалению, с каждым годом дети физически слабее. Раз в 4 года мы вынуждены упрощать программу, чтобы ученики могли её осилить и «выжить» на тренировке. Возможно, так сказывается влияние гаджетов и сидячий образ жизни.

Но главное отличие — раньше авторитет тренера был сильнее. Родители находили своего педагога и всецело доверяли его опыту. Сегодня мамы и папы пытаются доказать, что они лучше знают, как нужно тренировать их ребёнка. К сожалению, часто именно безмерная опека и любовь родителей становятся тем сопротивлением, которое мешает ученику развиваться.

Читайте: «Двигательная активность детей»
«Дети и гаджеты: как танцы возвращают в реальную жизнь»
бальные танцы дети минск
— Что бы вы посоветовали родителям, которые чересчур переживают за своего ребёнка?

В первую очередь, доверять тренеру. Во-вторых, иногда отпускать ребёнка, давать свободу. У детей силён эффект толпы: если малышу не говорить, что он чего-то не может, он пойдёт за другими, легко сделает это и даже не заметит.

— Наверное, психология — самое сложное в преподавании? Что вам помогает налаживать контакт с учениками и родителями?

Да, объяснять технику гораздо легче, чем выстраивать взаимоотношения с людьми. Но мне безумно повезло с преподавателем по психологии в педагогическом вузе. Она была фанатом своего дела и выражала нестандартные взгляды на воспитание детей, делая ставку на свободу и самовыражение.

Нужно понимать время: я окончила педвуз в 1999-м, когда о свободе мысли не было и речи. Я ощутила это на практике в школе, где пыталась помочь четвероклассникам научиться выражать своё мнение не по учебнику. Все мои надежды разбились о возмущения пожилой учительницы: «Вы тут опыты ставите? А что мне с ними, такими раскрепощёнными, дальше делать?»

Зато свои идеи мне удалось реализовать в «Фиесте», и они начали приносить плоды. Это и есть самое кайфовое в преподавании — видеть результаты своих трудов. Приходит ребенок, стесняется, не двигается. Месяц работаешь — он раскрывается и меняется на глазах. Непередаваемое ощущение.
бальные танцы для детей
Это и есть самое кайфовое в преподавании — видеть результаты своих трудов.
— Из рассказов тренеров «Фиесты» мы знаем, что вы обучаете каждого преподавателя. Объяснять психологию взаимоотношений с детьми и родителями тоже приходится?

Это зависит от тренера. С некоторыми мы учились улыбаться и говорить. С другими — преподавать. Не все крутые спортсмены хорошие преподаватели. Если ты хорош в математике и можешь доказать теорему Ферма, это не значит, что ты легко и понятно объяснишь детям простую школьную задачку. То же самое и в танцах: не так важны знания, как подход к преподаванию.
— Филиалы по всей стране, тренерство, обучение преподавателей и семья. Поделитесь секретом, как все успевать?

Безумно любить то, что делаешь. Верить в свое дело, в его нужность. Что касается семьи, мы живём по четкому расписанию. Это вообще моё хобби — жить в бешеном расписании. Детям приходится соответствовать (смеётся).

Также, как и в работе: я бы никогда не успела все сама, поэтому делегирую обязанности и в семье. Здесь работает главный принцип делегирования — научить человека, чтобы он делал это самостоятельно. Когда обучаешь, главное не скатиться в «быстрее управлюсь сам, чем буду объяснять». Например, с 3-х лет мои дети убирают кровать. Да, поначалу на это уходило много времени и моих нервов, но сегодня это работает.
мария дудик
Переезд помог мне увидеть, насколько круто работает система в «Фиесте».
— В списке ваших ролей мы забыли упомянуть, что вы ещё и талантливый организатор. Турниры в Детской Академии Танца «Фиеста» — это всегда масштабно и грандиозно. Как удается организовывать такие мероприятия, да ещё и 2−3 раза в год?

Это не моя заслуга, а заслуга суперкоманды «Фиесты». Это и тренеры, и администраторы, и бойцы невидимого фронта, которые великолепно выполняют свою работу, но об этом никто не догадывается. Моё достижение — разве что в выстраивании системы.

Пожалуй, успех снова в делегировании: у каждого сотрудника свой пул задач, которые он выполняет по чёткому регламенту. Все инструкции зафиксированы в стопке чек-листов, которые мы разработали на все случаи жизни: занятия в зале, родительское собрание или поездка с учениками на море.

— Мария Михайловна, год назад вы переехали в Испанию. Теперь родительские собрания по зуму и турниры в онлайн-трансляции. Каково это — управлять огромной школой на расстоянии?

Переезд помог мне увидеть, насколько круто работает система в «Фиесте». А вот за что немногое я благодарна пандемии, так это за онлайн-собрания. На мой взгляд, такой формат продуктивнее: больше родителей доходят до встречи, можно всегда посмотреть в записи.
фиеста танцы минск
— Приоткройте тайну, что нового ждет нас в «Фиесте» в ближайшем будущем?

К сожалению, сейчас сложно что-то планировать. Мир меняется каждую минуту. Но турниры точно будут и как можно больше.

Совсем скоро мы объявим старт онлайн-курса для мам, который начали создавать еще в 2018-м. В будущем планируем целое направление для мам: ретриты, танцы, общая физическая подготовка.

Для учеников будет больше плюшек по рейтингу клуба. Если границы откроются, планируем организовать семейный лагерь в Испании, где я мечтаю встретиться в живую со всеми учениками, родителями и командой. Тех, кого я уже давно вижу только по экрану. Сегодня — это моя главная цель и самое заветное желание.
Анастасия Бондаренко
05.04.2022
Made on
Tilda